Универсанты

Мир Ю.Д.Марголиса: Наука и жизнь в судьбе историка

В серии “In Memoriam”, в которой ранее вышли сборники памяти историков Я.С.Лурье и Ф.Ф.Перченка, издана книга-встреча с интересным ученым и замечательным человеком — профессором истории Санкт-Петербургского университета Юрием Давидовичем Марголисом (7.10.1930—14.02.1996) (Сборник памяти Ю.Д.Марголиса: письма, документы, научные работы, воспоминания / Сост. и отв. ред.: Н.О.Серебрякова, Т.Н.Жуковская. СПб.: Серебряный век; Контрфорс, 2000. 798 с.: ил. (тираж 1000 экз.). Эта книга памяти увидела свет в канун 70-летия со дня его рождения.

Перед читателем объемистый том (50 печатных листов) в твердом темно-вишневом переплете с тисненым золотом заглавием. Откроем его: на форзаце помещено приглушенное розовато-серое фотоизображение университетского здания Двенадцати коллегий зимой со стороны главного входа на Менделеевской линии, напротив клиники Д.О.Отта, где 70 лет назад родился Юрий Давидович. С университетом была связана вся его жизнь, даже тогда, когда, гонимый, он писал историю ситценабивной фабрики им. Веры Слуцкой, работал в НИИКСИ при ЛГУ или заведовал кафедрой в Сыктывкарском университете.

Варвара Ивановна Герасимова с сыном Юрой
Варвара Ивановна Герасимова с сыном Юрой. 1933 г.
На Ладоге
На Ладоге. Август 1991
Ю.Д.Марголис с отцом, вернувшимся из ссылки
Ю.Д.Марголис с отцом, вернувшимся из ссылки
Ю.Д.Марголис, выпускник ЛГУ
Ю.Д.Марголис, выпускник ЛГУ. 15 сентября 1952
На фронтисписе — портрет Ю.Д. с задумчивым взглядом и усталой улыбкой.

Архитектоника книги четырехчастная: почти полкниги отдано документально-источниковому разделу “Жизнь и судьба в письмах и документах”. Второй раздел — тоже источниковый — “Из воспоминаний друзей, коллег, учеников”. Следующий раздел “Из неопубликованного научного наследия Ю.Д.Марголиса” включает его статьи-размышления “Уроки А.С.Лаппо-Данилевского” (незаконченная рукопись статьи для журнала “Гуманитарий”), о трех книгах лекционных курсов А.Л.Шапиро по историографии и материалы к задуманной Марголисом книге “Мой друг Тарасов”. Четвертый раздел — “Работы учеников”.

Этот коллективный труд завершают канва жизни и библиография научных трудов Ю.Д.Марголиса. В справочном приложении приведены сведения об авторах сборника и список сокращений. Было бы полнее и удобнее для исследователей истории исторической науки, университетской жизни и творчества Марголиса, если бы имелся именной указатель. Но темп и сроки издания, а также финансовые соображения не позволили это осуществить. Жаль, ибо страницы этого научно-мемориального сборника обильно населены действующими лицами — историческими персонажами и современниками профессора. А “люди и человеческие отношения важнее сухих фактов”, — как говаривал сам Ю.Д.

Сборник памяти открывается предисловием друга и жены Юрия Давидовича — Нины Олеговны Серебряковой, которая была инициатором, душой и мотором этого издательского проекта. Оно представляет собой образно и емко написанный лаконичный очерк об основных вехах судьбы и научного творчества ученого; пояснены принципы изложения материала и композиция книги памяти, добрые слова сказаны о друзьях, сотрудниках и учениках Юрия Давидовича.

Четыре основных раздела предварены шмуцтитулами, объединенными общим мотивом видеоряда. Это фотография развернутой навстречу зрителю поверхности письменного стола, заполненной умело подобранными и расположенными предметами, которые тематически отвечают содержанию соответствующего раздела. Это письма, открытки и конверты (в композиции первого шмуцтитула), альбомы семейных фотографий на фоне газет “Ленинградский университет” и “Вечерний Ленинград” (перед вторым разделом), рукописи Ю.Д.Марголиса (третий шмуцтитул) и книги его учеников рядом с экземплярами журнала “Санкт-Петербургский университет” (заключительная композиция).

Атрибуты научной жизни последних двух фотосюжетов как бы подчеркивают движение времени. Перед разделом работ профессора на письменном столе в его рабочем кабинете рядом со старомодной бронзовой лампой под абажуром запечатлены скрепленные канцелярскими скрепками листы рукописного и машинописного текста и традиционная “бумажная” картотека; а перед статьями его учеников — портативный компьютер-ноутбук в кейсе и дискеты (“безбумажные” тексты), символизирующие современные методы работы молодых ученых.

Сборник богато иллюстрирован фотолетописью жизни и деятельности Ю.Д.Марголиса: на 32 страницах-вклейках читатель найдет 67 фотографий семейного, служебного и досугового содержания более чем за 60 лет. Учителя Ю.Д., его коллеги, друзья, семья и любимые собаки запечатлены фотообъективом в нашем городе и Петрокрепости, Сыктывкаре и других местах.

Еще шире география помещенной переписки. В этом разделе приведено 237 писем (или их фрагментов) самого Ю.Д.Марголиса и 214 писем (или выдержек из них) к нему более чем за полвека (1942—1995 гг.) из Москвы, Ленинграда, Киева, Новосибирска, Сыктывкара, Воркуты, Хабаровска, Оренбурга, Тобольска, Мурманска, Ухты, Днепропетровска, Саратова, Риги, Львова, Нарвы, Перемышля, Йошкар-Олы, Кисловодска, Сочи, Коктебеля, Трускавца, Джермука, Сясьстроя, Петрокрепости, с.Шамардино Перемышльского района Калужской области (где Ю.Д.Марголис учительствовал в 1952—1953 гг. вместе с Б.Ш.Окуджавой).

Корреспондентами и адресатами этой обширной и длительной переписки, помимо самого Марголиса, были его родители (всего за время войны его отец Д.А.Марголис прислал с фронта около 1,5 тыс. писем), брат, жена и сын; сокурсники: З.И.Дулова, Р.Ф.Казакова, Э.И.Каракоз, Ю.А.Молок, М.И.Пшедецкий, Ю.И.Тарасов; историки, археологи и социологи: Д.Н.Альшиц, Р.Ш.Ганелин, А.Н.Евдокимов, В.Е.Ежов, П.А.Зайончковский, В.И.Канатов, Л.С.Клейн, Е.М.Косачевская, В.Т.Лисовский, Ю.Г.Оксман, И.В.Порох, Л.Д.Рысляев, А.Д.Столяр, А.Л.Шапиро, Н.Я.Эйдельман, В.П.Яковлев; ученики: Т.Н.Жуковская и др. С ними он был связан дружескими, творческими или служебными отношениями.

Некоторые письма Ю.Д. адресованы официальным лицам: главным редакторам и директорам ряда издательств и редакций научных журналов, министру внутренних дел СССР, первому секретарю Ленинградского ОК КПСС Г.В.Романову, генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И.Брежневу.

Этот документальный раздел включает также переписку третьих лиц (М.С.Шагинян — Карповой, Л.А.Вербицкая — А.А.Собчаку) в связи с Ю.Д.Марголисом. Здесь же фрагменты его книг, докладов на научных конференциях, интервью газете “Ленинградский университет”, планы и отчеты научно-исследовательской работы, материалы автобиографии, 11 выписок из его записной книжки за разные годы и запись из ежедневника 1996 г.; выдержки из заявлений, апелляций, объяснительных записок, выступлений самого Ю.Д.Марголиса, протоколов партсобраний и решение Комитета партийного контроля при ЦК КПСС в связи с его “персональным делом” (Ю.Д.Марголис 17.06.1968 г. был исключен из партии “за утрату политической бдительности”, получение, хранение, передачу другому лицу книги М.Джиласа и за недонесение на коллегу, читавшего запрещенную литературу; 7.07.1968 г. уволен из ЛГУ в связи с “неизбранием по конкурсу”; решением КПК при ЦК КПСС от 30.04.1976 г. восстановлен в партии.

Подборка писем и документов в этом разделе составлена по хронологическому принципу.

Во втором разделе собраны воспоминания о Ю.Д.Марголисе. Их авторы — В.А.Ежов (к сожалению, ныне покойный), Э.А.Тарасова, В.Л.Соскин, В.И.Канатов, Д.Н.Альшиц, А.Ф.Крылова, В.Б.Крылов, А.Ф.Фролов, Р.Ш.Ганелин, Е.Р.Ольховский, А.В.Ненахов, Г.А.Тишкин, И.П.Лейберов, В.П.Леонов, Э.Л.Эльяшова, И.А.Беленькая, В.Ю.Жуков, О.Н.Ансберг, Н.Н.Дьякова.

Первые 19 воспоминаний озаглавлены, их авторство обозначено; еще 21 фрагмент воспоминаний, объединенных общим заголовком “Опыт коллективного мемуара”, принадлежит Н.И.Веденяпиной, А.Гозу, Т.Н.Жуковской, Е.Г.Малышевой и другим участникам спецсеминара Ю.Д.Марголиса 1985—1996 гг. “Общественное движение в России”.

В автобиографии 1989 г. Ю.Д. записал: “Проработать бы до 1995 года, а там и за мемуары!” Не довелось… Но коллективная память сохранила его черты, характер и дела.

Органическим завершением этого раздела стали записи семинарского фольклора: 10 марголисовских заповедей (“Правила для участников семинара”), гимн “Славься!” и другие стихи “семинаристов” и самого руководителя этих встреч. Например: “Ты страховой имеешь полис — / Когда твой шеф — Ю.Д.Марголис. (Жизнь, к сожалению, сложнее — кроме страхового полиса еще необходим медицинский.) Здесь же небольшой словарик “семинаристского” арго: “марголизм” — 1) афоризм Марголиса, получивший широкое распространение, 2) твердость в достижении научной цели; “марголистика” — особый раздел палеографии, доступный только разбирающим почерк Марголиса (подобным знатоком, Шампольоном марголисовской “иероглифики” была его бывшая аспирантка О.Н.Ансберг); “марголистость” — маститость, и др. Любовно-уважительное отношение студенческой молодежи к своему научному руководителю выражено в присвоенном ему в одном из стихотворений почетном звании: “наш академический отец”.

Работы учеников Ю.Д.Марголиса (в четвертом разделе помещено 13 их статей) посвящены различным проблемам истории России и Украины середины XVII — начала ХХ в. Рассмотрены судьба гетманщины на Украине в середине XVII в. (Т.Г.Яковлева), вопросы формирования дворянского самосознания в России XVIII в. (Н.И.Веденяпина), история политического надзора (М.Б.Асварищ) и отношение русского общества к польскому вопросу (Т.Н.Жуковская) в царствование Александра I, социальный облик преподавателей духовных семинарий в пореформенной России (А.В.Сушко), истории цензуры (Н.Г.Патрушева) и Бестужевских курсов (О.Б.Вахромеева) на рубеже XIX—XX вв., восприятие русской либеральной прессой общественно-политической жизни Запада в начале ХХ в. (Н.А.Портнягина).

Наряду с интересом к общественно-политическим процессам и институтам и в связи с ними в поле зрения исследователей находятся и персоналии: деятельность и судьба историка Отечественной войны 1812 г. К.А.Военского (А.А.Кононов), декабриста И.И.Богдановича (П.В.Ильин), социальная программа П.А.Кропоткина (А.Н.Гарявин), революционный и творческий путь рабочего поэта и председателя Первого Совета А.Е.Ноздрина (В.Ю.Жуков), вопрос о канонизации Павла I (С.Л.Фирсов).

Многовекторность исследовательского поиска, продемонстрированная в этом разделе, в первую очередь свидетельствует о широте и разносторонности научных интересов самого Ю.Д.Марголиса, прочности заложенных им традиций собственной научной школы.

В библиографии трудов Ю.Д.Марголиса учтено 228 наименований. Это на 25 работ превышает указатель 1995 г. (Юрий Давидович Марголис: Библиографический указатель трудов. СПб., 1995. 45 с.) за счет его уточнения на 11 работ и посмертных изданий и переизданий 14 трудов историка в 1996—2000 гг. Обратим внимание, что последняя в списке работа, выполненная в соавторстве и указанная под 2000 г. как находящаяся в печати, только что издана (Марголис Ю.Д., Тишкин Г.А. “Единым вдохновением”: Очерки истории университетского образования в Петербурге в конце XVIII — первой половине XIX в. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. 228 с.).

Опубликованные письма и воспоминания, черно-белый глянец фотодокументов воссоздают образ широко мыслящего университетского профессора, настоящего российского интеллигента. Преданный своим научным увлечениям, веселый и жизнеутверждающий человек, Ю.Д.Марголис знал и любил академическую тишину архивов и библиотек, приглушенный шепот студенческих аудиторий, плеск ладожской волны и гулкий звук меткого охотничьего выстрела. Он умел оценить новаторство творческого поиска, точный научный вывод и остроумную шутку, блестяще владел пером и даром изустного слова.

В памяти всех, кому посчастливилось дружить, товариществовать, сотрудничать, просто встречаться с ним или только что познакомиться с профессором истории на страницах посвященной ему книги, навсегда сохранятся добрая сдержанная улыбка, высокий лоб и мудрый взгляд ироничных глаз Юрия Давидовича.

Наука и живая жизнь были доминантами его личности. Ю.Д.Марголис всегда был верен своему профессиональному делу. Незадолго до ухода из жизни он как-то сказал мне, что однажды ночью у него произошла остановка сердца (ср.: С. 488), но утром он все равно отправился в университет читать лекцию: ведь его ждали студенты…

В этом весь Ю.Д.Марголис, любимым выражением которого было: “Жизнь продолжается!”

В.Ю.ЖУКОВ