Конференц-зал

Юбилей самой точной из гуманитарных наук

Сто лет экспериментально-фонетических исследований в России

Международная конференция «100 лет экспериментальной фонетики в России» прошла 1-4 февраля 2001 года в СПбГУ. Филологический факультет, кафедра фонетики и методики преподавания иностранных языков, лаборатория экспериментальной фонетики принимали гостей.

Лев Владимирович Щерба
Лев Владимирович Щерба
Лев Рафаилович Зиндер
Лев Рафаилович Зиндер
В течение века российские фонетисты не отмечали и не праздновали юбилеев. Тем более радостной была эта встреча коллег, многие из которых вышли из стен нашего университета. Они съехались в начале февраля, чтобы посмотреть друг на друга, вспомнить историю кафедры, глубоко почитаемых учителей — Льва Владимировича Щербу, Льва Рафаиловича Зиндера. И конечно, познакомиться с докладами ученых из других городов России, из бывших республик Союза, из-за рубежа.

Хозяева и гости

Зав.кафедрой Лия Васильевна БОНДАРКО:

— Самой нормальной, единственно нормальной формой любого живого языка является звуковая форма. Собственно, фонетика как наука и задает себе эти вопросы: как получается, что человек умеет передавать другому человеку свои мысли, эти сложные значимые единицы, с помощью абсолютно простых с виду артикуляционных движений, возбуждающих акустические колебания, и как эти акустические колебания, попадая в слуховую систему, преобразуются в ней так, что вы вместо этих колебаний слышите слова...

Экспериментальная фонетика — огромная сложная наука, она развивалась целый век. А начиналось все с того, что нужно было выяснить, какое должно быть положение органов, когда человек произносит звуки «а», «о» или «у». В настоящее время нас уже интересует, какие команды подают соответствующие участки коры головного мозга, чтобы получилось «а», «о», «у», или «стал», «стол», «стул». Это требует экспериментальных исследований, исследований того, как произносится звук, какой акустический эффект получается при этом и как этот звук воспринимается человеком. На исследовании речевой деятельности человека построена вся экспериментальная фонетика.

У лингвистов, которые занимаются другими аспектами, к фонетике отношение немножко настороженное, потому что это совсем не похоже на то, что делает лингвист, изучающий разные значения слова, морфологию, грамматику, синтаксис. Некоторые из них даже считают, что звуковая форма языка для человека — случайная форма, что, в принципе, он мог бы объясняться иными способами, невербальными. Но исследования показывают, что само развитие человекоподобного существа в человека происходило так, что его мозг и речевой тракт развивались одновременно. Когда человек оказался способен произнести «а», «и», «у», а это самые главные гласные, без которых ему никак не обойтись, это означало, что у него уже сформировался нормальный объем коры головного мозга. То есть человек мыслящий и человек говорящий — это одно и то же. Может быть, с космической точки зрения звуковая форма языка для человека и случайна, но для человечества, живущего на Земле, мозг и вербальная речь — абсолютно связанные вещи.

«Чистый» лингвист занимается исследованием системы языка как данного, как результата, и, конечно, этот вопрос его может и не интересовать. Нас же язык интересует как способ общения человечества. Приходится обращаться к физиологии, акустике, знакомиться с наукой о высшей нервной деятельности. Это отражено и в темах докладов нашей юбилейной конференции. Среди выступающих — ученые из Института физиологии, криминалисты, которых интересуют индивидуальные особенности голоса.

Может быть, лингвисты нас побаиваются, поскольку мы связаны с техникой и зависим от нее, а это сложное, трудное общение. Л.А.Вербицкая неспроста в приветственном слове к участникам конференции заметила, что, если бы она не прошла экспериментально-фонетическую школу, то она не стала бы ректором. Работа экспериментатора очень дисциплинирует. Если ты начал что-то делать, то ты обязан общаться с приборами, с людьми, вникать в различные чисто технические проблемы.

Мы развиваем техническую базу. От тех времен, когда Л.Р.Зиндер работал на кимографе, мы ушли далеко, теперь своих студентов мы учим работать на компьютере. У нас есть сегодня специализация «речевые технологии», теперь мы подумываем о том, чтобы преобразовать ее со временем в специальность. Специалист, занимающийся этой наукой, должен понять в процессе исследований, как «работает» речь, как добиться того, чтобы оптимально работала аппаратура, записывающая и воспроизводящая речь. Вот, скажем, вы сейчас меня записываете на магнитофон и потом должны будете эту запись расшифровать. Вам было бы гораздо удобней работать, если бы существовало устройство, которое бы одновременно слушало звучащую речь и ее транскрибировало. Уже есть устройства, в которых происходит так называемый синтез речи, они позволяют озвучивать любой текст. Эти устройства помогают незрячим слушать любой печатный текст, от учебников до Библии. И главное здесь — компьютер.

Это только один из прикладных аспектов экспериментальной фонетики, которому мы придаем большое значение. Фонетика, на первый взгляд, казалось бы, узкая дисциплина, родившаяся в недрах лингвистики, сегодня начинает отдавать человечеству то, что ему насущно важно. Приятно сознавать, что от нее такая большая практическая польза.

В программе конференции есть доклады европейских и американских ученых. На нашем юбилее присутствуют два очень известных фонетиста: директора фонетических институтов, из Амстердама (профессор Л.Полс) и из Хельсинки (профессор А.Ивонен). В этих институтах имеется очень мощная экспериментальная база, их подход существенно отличается от нашего: они занимаются больше фонетикой в отрыве от лингвистики, нарушениями речи, составляют базу данных и пр. Тот факт, что они на наше приглашение сразу откликнулись и приехали, говорит о том, что они интересуются нашими работами.

Сандро Васильевич КОДЗАСОВ (Институт русского языка, Москва) и Ольга Федоровна КРИВНОВА (кафедра теоретической и прикладной лингвистики МГУ):

— Мы очень рады присутствовать на таком замечательном празднике. Ваша замечательная кафедра поразительно много дала для российской науки, и научных трудов, и великих специалистов. Мы от всей души поздравляем весь коллектив с этим юбилеем и надеемся, что наши связи будут крепнуть. Иногда говорят о каком-то противостоянии московской и ленинградской лингвистических школ. На нас это не распространяется. Мы этих разногласий не признаем и очень высоко ценим петербургских фонетистов, нас давно связывают дружеские узы со многими членами кафедры.

В начале марта выйдет в свет написанный нами большой вузовский учебник по общей фонетике. В нем много ссылок на труды ленинградских, петербургских ученых. В предисловии к этой книге мы выражаем им огромную признательность. И прежде всего мы с благодарностью вспоминаем Л.Р.Зиндера, создателя предыдущего учебника. Мы желаем кафедре экспериментальной фонетики дальнейшего успешного развития.

Сесиль ОДЭ (Нидерланды):

— Я познакомилась с Н.Д.Светозаровой в 1986 году, когда специально приехала в Ленинград, чтобы посоветоваться с ней во время работы над диссертацией по русской интонации. На следующий год я снова приехала сюда и в течение нескольких месяцев работала на кафедре фонетики, подготовила здесь всю экспериментальную работу для диссертации.

Когда пришел срок защиты, Наталья Дмитриевна приехала в Голландию, выступила в качестве оппонента, задавала вопросы по теме моей работы. С тех пор у нас установились тесные дружеские связи. Я стараюсь минимум раз в год побывать в Петербурге у своих коллег.

Кафедра фонетики в XX веке

Кабинет экспериментальной фонетики был создан при кафедре сравнительной грамматики и санскрита в 1899 г. Десять лет спустя хранителем кабинета становится Л.В.Щерба, благодаря деятельности которого возникает лаборатория экспериментальной фонетики. Он провозглашает необходимость введения в курс университетских лекций преподавания общей фонетики. По его мнению, знакомство с фонетическими аспектами речевой деятельности совершенно необходимо для понимания многих разделов науки о языке. Во вступительной лекции, прочитанной Л.В.Щербой в октябре 1909 г., фонетика впервые представлена как самостоятельная наука. Первые приборы Л.В.Щерба покупает в 1908 г. в Париже из своей стипендии; начиная с 1910 г. кабинет ежегодно получает средства на приобретение учебных пособий, среди них на первом месте — необходимые приборы. Для начала XX века, когда приобреталась аппаратура в Европе, это были лучшие образцы, принятые в самых передовых исследовательских центрах. К 1914 г. лаборатория была снабжена оборудованием, которое позволяло проводить на необходимом научном уровне экспериментально-фонетические исследования. Так, по специальному заказу Л.В.Щербы известная немецкая фирма Циммермана изготовила уникальную коллекцию камертонов, дающих непрерывную серию тонов от 20 до 2500 Гц с интервалами в 4—8 Гц. Эта уникальная коллекция, единственная в нашей стране, хранится на кафедре фонетики.

Первые два периода истории исследований, период становления (до 1914 года) и довоенный период (до 1941 г.), теснейшим образом связаны с деятельностью Л.В.Щербы, послевоенный период (с 1945 г. по настоящее время) — с работами его учеников и учеников его учеников. Традиция, при всем развитии методик, идей, задач, осталась непрерывной: основные направления и интересы были сформированы уже в ранние периоды. Это — поиски фонетических коррелятов тех функциональных единиц, которые образуют фонологический ярус языковой системы; экспериментальные исследования неизученных языков (в том числе и малых языков народов России); изучение фонетических свойств ряда европейских языков; сотрудничество со специалистами, представляющими прикладные направления фонетики — от логопедов и сурдологов до инженеров-связистов и акустиков.

Одно из традиционных направлений для фонетистов — участие в работе по оценке качества каналов связи. Много лет сотрудничал Л.Р.Зиндер (заведующий кафедрой в 1966—1977 гг.) с Академией связи, работая над артикуляционными таблицами. Эти таблицы представляли собою бессмысленные словосочетания, произносимые тренированным диктором на передающем конце канала связи и принимаемые через этот канал группой аудиторов. Качество канала определялось количеством правильно принятых звуков. Именно при помощи артикуляционных таблиц, созданных на кафедре под руководством Л.Р.Зиндера, оценивалось качество микрофона, который был у Юрия Гагарина во время его пребывания в космосе.

Другим прикладным направлением было исследование фонетических свойств различных параметров речевого сигнала. Так, конкретными задачами автоматического распознавания речи были инициированы исследования акустических характеристик твердости-мягкости русских согласных, акустических характеристик безударности, акустических характеристик разных темпов произношения и пр. Эти работы выполнялись в соответствии с заданиями, согласованными с отделом речевых исследований НИИ дальней связи, и финансировались этим институтом. Основными исполнителями были сотрудники кафедры Л.В.Бондарко, Л.А.Вербицкая, Л.П.Щербакова при постоянном руководстве и внимании со стороны Л.Р.Зиндера.

Одновременно проводились и исследования просодической организации высказывания, имевшие значение для их дальнейшего использования в системе синтеза речи.

Кроме акустических свойств как фонетически важных признаков речевого сигнала на кафедре исследуются особенности восприятия речевых последовательностей — от слогов до целых текстов. В качестве стимулов используются как естественные, так и синтезированные звуковые последовательности. Практические задачи заключаются в том, чтобы найти механизмы, при помощи которых человек преодолевает вариативность акустических свойств речевых сигналов, и использовать подобные механизмы в системах автоматического распознавания.

Значительную часть работ, имеющих прикладное значение, составляют исследования произносительной вариативности, характеризующей современное состояние русского языка. К числу таких работ относится массовое обследование речи жителей Ленинграда, анализ свойств спонтанной речи в отличие от речи-чтения, исследование региональных вариантов русской речи в разных диалектных областях и в бывших республиках СССР. Произведенные в многочисленных регионах страны записи одного и того же текста позволили создать уникальную фонотеку, содержащую звуковые иллюстрации ко всем произносительным особенностям. Их исследование обеспечило успешную разработку проблем нормализации произношения, теоретическое осмысление закономерностей образования и изменения произносительной нормы. Это направление представлено целой серией работ Л.А.Вербицкой.

Интерес Л.В.Щербы к методике преподавания языка вызвал к жизни интенсивную разработку идеологии и практики компьютерных методов обучения. Разработанная при участии сотрудников кафедры обучающая программа по русскому языку как иностранному была признана лучшей в 1996 г. на международной конференции в Гронингене.

Фонетические исследования, необходимые для создания системы синтеза произвольного письменного текста, проводятся в стенах кафедры практически постоянно, и сейчас кафедра уже может продемонстрировать бесспорные успехи. Заложенные Л.В.Щербой связи со специалистами в области распознавания речи, реабилитации речи и слуха расширились и укрепились. Кафедра включена в общегосударственную программу «Интеграция», в рамках которой осуществляется сотрудничество с Институтом информатики РАН, Лабораторией инженерной лингвистики и кафедрой детской речи Государственного педагогического университета им. А.И.Герцена, отделом исследования речи Института физиологии им. И.П.Павлова РАН.

Материал подготовили Евгения ТРОИЦКАЯ и Александр ШУМИЛОВ