Питомцы университета

Первый председатель Российского Олимпийского комитета

16 марта 90 лет назад был учрежден Российский Олимпийский комитет (РОК)

Не количество рекордов определяет место того или иного чемпиона в истории спорта. Есть люди — и они по-разному прикладывают свое сердце к дням жизни...
Ю.П.Власов
В. И. Срезневский
В. И. Срезневский
В истории отечественного дореволюционного спорта вряд ли найдется еще хотя бы один спортивный деятель, сделавший для российского спорта столько, сколько сделал этот человек — Вячеслав Измаилович Срезневский (1849—1937 гг.). Он не был ни чемпионом, ни рекордсменом, но сердце свое отдал российскому спорту, которому и служил верой и правдой почти 60 лет.

Русская интеллигенция, стоявшая у истоков спортивного движения в России, выдвинула из своих рядов в лидеры русского спорта достойного представителя, способного организатора, снискавшего уважение как в российских, так и в международных спортивных кругах. Петербургский университет, роль которого в становлении и развитии отечественного спорта еще не оценена, да и не исследована, вправе гордиться своим воспитанником Вячеславом Измаиловичем Срезневским — “потомственным” универсантом и, если можно так выразиться, “наследственным” интеллигентом (дед — профессор, отец — профессор и ректор Санкт-Петербургского университета).

Трудно удержаться, чтобы не обратить внимание на удивительное совпадение. Слово “спорт” появилось в русской печати в 40-х годах XIX века; примерно к этому же времени относится и появление слова “интеллигенция” на русской почве, хотя официально признается введение этого термина в русский литературный язык П.Д.Боборыкиным в 60-х годах XIX в., и, наконец, в это же время родился наш универсант — видный деятель российского спорта. Кстати, эта его спортивная деятельность ни словом не обозначена ни в одном энциклопедическом издании, что, естественно, подтверждает наше наблюдение. Культура и физическая культура в отечественной литературе стоят как бы обособленно, и занимаются этими частями единого явления порознь: историей культуры — историки и культурологи, а историей физической культуры — выпускники физкультурных вузов, зачастую проявляющие слабое знание истории. Но ведь культура едина, хотя и многогранна, так же как и человек — он един в своих разнообразных проявлениях. И лучшим примером этого единства культуры служит замечательная жизнь питомца Санкт-Петербургского университета — Вячеслава Измаиловича Срезневского.

Вячеслав Срезневский вырос в семье знаменитого русского филолога XIX века, создателя первого словаря древнерусского языка Измаила Ивановича Срезневского. Круг интересов ученого был необычайно широк, что, несомненно, нашло отражение и в увлечениях его восьмерых детей.

16-летний Вячеслав, окончив Ларинскую гимназию, вскоре поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. По окончании университета (1870 г.) Вячеслав Измаилович работал преподавателем греческого и русского языков сначала в родной Ларинской гимназии, затем во 2-м Реальном училище, а с 1877 года — в Александровском лицее. Через год в звании приват-доцента он начал читать лекции по истории русского языка, по истории научного языкознания и по грамматике церковнославянского языка в Петербургском университете. Молодой ученый был удостоен Уваровской премии за историко-этнографическое исследование “Северный резной календарь”, а в 1878 году успешно защитил диссертацию “Древний славянский перевод Псалтири”.

Казалось, что гуманитарное образование и так удачно начавшаяся научная деятельность обусловили круг его интересов. Но в те же практически 10—15 лет после окончания университета он активно занимается спортом и всерьез увлекается научно-технической фотографией. Именно эти два увлечения определили всю его дальнейшую жизнь. Педагогическую работу Срезневский не прекращал до конца своих дней.

Фигурным катанием 12-летний Вячеслав начал заниматься на знаменитом катке в Юсуповском саду. В 1865 году в столице демонстрировал свое искусство известный американский фигурист Джаксон Гейнс. Мастерство заезжего гастролера произвело неизгладимое впечатление на юного гимназиста.

Архивные данные не позволяют с точностью до года определить, когда Вячеслав Срезневский впервые выступил как фигурист, но они позволяют утверждать, что выступления на льду Юсуповского сада он начал еще до официального учреждения в 1877 г. Петербургского общества любителей бега на коньках (ОЛБК).

Срезневский горячо любил спорт. Педагогическая деятельность и подготовка диссертации не мешали ему продолжать тренировки, участвовать в создании ОЛБК, стать одним из основателей и руководителем фотографического отдела Русского технического общества (1878 г.). В 1880—1884 гг. Срезневский основал и редактировал журнал “Фотограф”, издал первый русский справочник по фотографии “Справочная книжка фотографа” (1883 г.). В это же время он создает ряд специальных фотоаппаратов и приспособлений к ним.

В 1881 году на состязании в Гельсингфорсе Срезневский в паре с местной фигуристкой Менандр получил приз за парное катание, а в 1883 году на международных соревнованиях в том же Гельсингфорсе А.П.Лебедев (тоже универсант), прозванный впоследствии “дедушкой русских фигуристов”, завоевал первое место, Срезневский же был в составе судейской коллегии этих соревнований. Он всесторонне поддерживал и способствовал росту таких талантливых русских спортсменов, как А.Лебедев, А.Паншин, а впоследствии и Н.Панин-Коломенкин. ОЛБК и его председатель, по всей вероятности, прекрасно справлялись с финансовыми делами коллектива, который насчитывал всего лишь не более 50 человек, и регулярно посылали своих сильнейших спортсменов на международные соревнования. Помимо А.Лебедева, в 1887 году за границу был направлен Р.Бюхтгер, петербургский художник, выигравший первенство Баварии по фигурному катанию, победив в этом состязании будущего профессионального тренера В.Зейберта. В 1888—1889 годах за рубежом триумфально выступил конькобежец А.Паншин, установивший мировой рекорд в беге на 1 милю (2 мин. 58,6 сек.). Посылая за границу Н.Панина-Коломенкина для участия в первенстве Европы, ОЛБК выделило ему 300 рублей, а отправляя на Олимпийские игры в Лондон — 1000 рублей золотом.

В 1892 году ОЛБК вступило в только что созданный Международный союз конькобежцев. Авторитет общества и его руководителя, непременного участника международных конгрессов конькобежцев и члена судейских коллегий на многих крупнейших соревнованиях, был настолько высок, что первый чемпионат мира по фигурному катанию на коньках было доверено провести Петербургу.

Вячеслав Измаилович способствовал развитию хоккея с мячом. Хоккейная команда ОЛБК “Юсуповцы” была бесспорно сильнейшей в России и с успехом выступала в международных соревнованиях, в частности, в турне по Европе 1907 года (из 8 матчей “Юсуповцы” одержали 6 побед, один свели вничью и один проиграли с общим соотношением мячей 78:24).

Немало сделал Срезневский и для популяризации других видов спорта. Убеждая противников физических упражнений, Срезневский использовал в большинстве случаев и свой личный пример. Так, в 1901 году, уже в возрасте 52 лет, он участвует в состязаниях по лыжным гонкам на приз журнала “Спорт”, проходивших на Марсовом поле, и занимает 2-е место.

В 1911 году В.И.Срезневский, отметивший 50-летний юбилей своей спортивной деятельности, был избран председателем Российского Олимпийского комитета (РОК). Учредительное собрание РОКа проходило в здании правления Общества спасения на водах (Садовая ул., д.50-б) 16 марта 1911 года. В настоящее время на здании висит мемориальная доска, напоминающая о создании РОКа, но, к сожалению, с ошибочной датой. Члены РОКа переизбирались каждый год; так, в частности, в 1915 году в его составе появился и первый русский олимпийский чемпион Н.Панин-Коломенкин, но регулярно председателем РОКа избирался лишь Вячеслав Измаилович Срезневский.

РОК создавался в преддверии V Олимпийских игр в Стокгольме в большой спешке. Бюрократические проволочки усугубляли и без того тяжелое положение с подготовкой к Олимпиаде. В итоге устав РОКа был утвержден лишь 17 мая 1912 года, т.е. накануне отъезда русских спортсменов в Стокгольм. Кстати, Олимпиада в это время уже началась (она проводилась с 5 мая по 22 июля), хотя официальное торжественное открытие ее на королевском стадионе состоялось 6 июля. Пароход “Бирма”, на котором плыли русские олимпийцы, прибыл в Стокгольм довольно поздно — 14 июня, когда город был буквально наводнен иностранцами и все гостиницы были переполнены. Почти всем спортсменам пришлось остаться жить на пароходе.

Выступление русских спортсменов на Олимпийских играх 1912 года в Стокгольме оказалось неудачным, за что РОК и его председатель подверглись резкой критике. Однако следует заметить, что поражение не было бы таким тяжелым, если бы РОК не подвергался бесцеремонному нажиму армейского спорта, пользовавшегося поддержкой высоких властей. Подобный диктат и привел к преобладанию в русской олимпийской команде спортсменов из числа военных, зачастую не сильнейших. Кстати, была еще одна причина, отодвинувшая Россию на 15-е место в общекомандном зачете. Это странная позиция Финляндии, которая в то время входила в состав Российской империи, но выступила на Олимпиаде отдельной командой, занявшей 4-е место. Не менее важным в неудачном выступлении российских спортсменов было и слабое судейство, и откровенное засуживание, что вызывало протесты отдельных участников, тренеров, представителей команд и даже организаций (в фехтовании, например, протест заявил Национальный союз фехтования Франции).

Олимпиада в Стокгольме вошла в историю Игр как самая скандальная. Протестов оказалось так много, что члену Международного олимпийского комитета (МОК) Веннингену поручили собрать и опубликовать все претензии национальных Олимпийских комитетов. Эти документы — “Свод замечаний и предложений об улучшении Олимпийских игр” — были переведены и изданы в 1915 году Российским Олимпийским комитетом.

К чести Российского Олимпийского комитета, он не пал духом после поражения на Олимпийских играх, а взялся за организацию Российских олимпиад, развивая идеи основателя современного олимпизма Пьера де Кубертена на русской почве. Ничего подобного еще не знала практика спортивного движения ни в одной из зарубежных стран. Это наследие дореволюционного спорта — проводить генеральные репетиции перед очередной Олимпиадой — сохранилось в виде Спартакиад народов СССР, которые тоже проводились накануне Олимпийских игр.

В 1913 году в России создается государственное учреждение по управлению спортивным движением страны — Канцелярия главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи. Главнонаблюдающим был поставлен генерал-майор В.Н.Воейков, а помощником назначается В.И.Срезневский. Таким образом Срезневский стал во главе российского спорта, соединив в одном лице руководство государственным учреждением и Российским олимпийским комитетом. Понадобилось свыше пятидесяти лет развития самодеятельного спорта в России, чтобы царское правительство осознало его общественную значимость. Но в это время оно уже готовилось к войне, а потому постаралось и спорту придать милитаристский характер.

После Октябрьской революции до конца 1918 года В.И.Срезневский привлекался для работы в органах Всевобуча. Еще до 1923 года он продолжал руководить ОЛБК, но в основном все более отходил от чисто спортивной работы и в дальнейшем полностью переключился на работу в институте фотографии и фототехники, где с 1918 по 1923 гг. был председателем Ученого совета. До последних своих дней профессор В.И.Срезневский работал в основанном им Институте фотографии и фототехники.

Бесспорно, пройдя долгий путь, изменяемый несколькими десятилетиями, от организатора одного из первых российских спортивных кружков до главы спортивного движения России, В.И.Срезневский во многом способствовал его становлению и развитию, а также укреплению его международного авторитета. Он действительно был и пионером, и патриархом русского спорта. Но лучше всего, а главное, точно и правдиво охарактеризовал деятельность В.И.Срезневского на ниве спорта первый российский олимпийский чемпион Н.А.Панин-Коломенкин. В рукописи своей книги “Страницы из прошлого” он писал: “в течение своей долголетней неутомимой деятельности он почти всегда довольствовался скромным местом организатора и работника Комитета; несмотря на свое когда-то прекрасное катание, не стремился быть непременно героем дня, никогда не сторонился от самой скучной кропотливой хозяйственной комитетской работы; всегда был заботливой нянькой всех наших подчас капризных чемпионов; всех объединял своей бесконечной любовью к родному спорту, ради интересов которого всегда находил среди многочисленных своих служебных и личных занятий довольно времени и кипучей энергии”. И хоть эти слова относятся к работе Срезневского в ОЛБК (Юсуповский сад), нет никаких сомнений в том, что он так же преданно служил российскому спорту на любом посту.

Многое из того, что он сделал для российского спорта, заслуживает признательности потомков, а все что было накоплено положительного в дореволюционном спорте, спустя 40 лет оказалось необходимым и нужным советскому спорту при образовании уже Олимпийского комитета СССР (23 апреля 1951 г.). В блестящих победах советского спорта есть, несомненно, и вклад наших предшественников, среди которых одно из достойных мест занимает Вячеслав Измаилович Срезневский.

В.Н.СМИРНОВ, доцент кафедры физической культуры и спорта, кандидат исторических наук