Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 6 (3728), 5 апреля 2009 года

Уходящая натура Бани Парланда и судьба Днепровского переулка



Василеостровские переулки… Волховский, Тучков, Академический, Соловьевский (ул. Репина), Кадетский, Днепровский. Места заветные для каждого горожанина. Вот что писал о них почти сто лет назад Г.К.Лукомский: «Едва ли это не наиболее богатый остатками Старого Петербурга район. Еще и теперь любитель старины не пожалеет о потерянном времени, если заглянет сюда».

Днепровский переулок

Днепровский переулок

Бани Парланда. Пролом в стене. Фасад со стороны Днепровского переулка.

Бани Парланда. Пролом в стене. Фасад со стороны Днепровского переулка.

Пример корректного отношения к архитектуре. Дом 18.

Пример корректного отношения к архитектуре. Дом 18.

О нелегкой судьбе этих заповедных мест в новейший период мы уже рассказывали (см. «СПбУ», №12, 2005 г.). Беспощадное время, однако, торопит. Начнем же с Днепровского переулка, открывающегося известнейшим зданием аптеки А.В.Пеля, построенным по проекту Константина Ивановича Нимана и доработанным Зигфридом Яковлевичем Леви. Великолепная башня, венчавшая аптеку, была знаковой для всего района. После загадочного пожара, произошедшего несколько лет назад, взамен завершения этой башни появился некий уродливый гриб, ничего общего ни с оригиналом, ни с архитектурой как таковой не имеющий. Проследуем же далее по брусчатке, вернее, по асфальту Днепровского переулка, ибо диабазовое его покрытие было не так давно варварски заасфальтировано (а таковое же покрытие Кадетского переулка — и совсем недавно). По правой стороне — флигели домов по 8-й линии. В основе своей XVIII — начало XIX века. Даже на нашей памяти — вспомним Лукомского: «…любитель старины не пожалеет о потерянном времени» — цельный, замечательный, полный тайн и невероятного очарования петербургский уголок. Любимое место съемок отечественных и зарубежных кинематографистов. Последние съемки — финал брутального (но очень хорошего) фильма Алексея Балабанова «Груз-200». Герои картины, сворачивая на Днепровский переулок, ведут под песню Виктора Цоя «Время есть, а денег нет…» примерно следующую беседу: «Вот поменяем у ненцев на литр спирта оленьи шкуры…» Титры. Дело происходит, по замыслу авторов, в середине 80-х. То есть это бизнесмены 90-х. Бизнесмены… В середине первого десятилетия нашего уже века на Днепровском переулке был выстроен новый и незваный гость — многоэтажный отель. При этом был уничтожен памятник XVIII века — подворье Александро-Невской Лавры (д. 11, 8-я линия) и сохранен лишь кусок лицевого фасада соседнего дома (д. 13, 8-я линия), возведенного в 1830-х годах по проекту известного зодчего Г.А.Боссе. Впрочем, фасадную картинку подворья тоже выстроили заново — как карикатуру на оригинал. Сзади же торчит многоэтажный монстр. Временно перейду в своих заметках к единственному числу. Когда я отправился снимать фотоиллюстрации к статье, ко мне обратилась пожилая женщина. Прямо там, в переулке. Пенсионерка, блокадница. Пригласила к себе в квартиру. Не спросив даже, не Раскольников ли моя фамилия. Просто увидела человека с фотоаппаратом. Попросила зафиксировать те повреждения, которые произошли у нее дома в результате строительства стенка в стенку замечательного отеля. Валится потолок, трещат стены. Подходит еще соседка, тоже пожилая, с палочкой. «Как теперь страшно жить, дом весь трясется, раньше такого никогда не было». Адрес — дом №16 по Днепровскому переулку. Таковы изумительные последствия монументального новостроя. Проследуем же вперед, любознательный читатель. Далее — дом №18. Рядовая застройка эпохи классицизма. Два этажа. И если только присмотреться очень внимательно, взглянуть, в частности, на облицовку фундамента, начинаем понимать, что здание выстроено совсем недавно. И действительно, флигель №18 возведен в 1990–1991 годах. С каким же тактом, градостроительным вкусом подошли архитекторы «перестроечных» лет к поставленной задаче! Следующий дом №20 построен в 1780-х годах и с первой половины XIX века широко известен как «бани Парланда». Будь мы склонны к совсем уж высокопарному стилю, назвали бы их, скажем, «термы Николаевской эпохи». По 8-й линии дом имеет номер 5. Лицевой фасад в конце XIX века был незначительно изменен — окна декорированы вертикальными лопатками. Но в целом это дошедший до наших дней ансамбль второй половины XVIII века. Вы не поверите, читатель, — его намерены… сносить. Переписка негодующих жильцов соседних домов и депутата ЗАКСа А.А.Ковалева с чиновниками различных уровней по этому поводу — увлекательное чтение. Сожалеем, что формат нашего издания не позволяет опубликовать означенную переписку полностью. Чтение это порою напоминает Беккета или Ионеско. С одной стороны — разумные аргументы, ссылки на законодательство. А с другой: «… проектом предусмотрено размещение 6-этажного … здания с подземной стоянкой на тридцать автомашин с въездом со стороны Днепровского переулка». И вот тут самое время процитировать Закон Санкт-Петербурга от 24 декабря 2008 года №820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга…». Раздел 2, глава 1, пункт «д»: «На территории ОЗ (охранной зоны) не допускаются — снос, демонтаж исторических зданий, строений, сооружений, за исключением разборки аварийных, в случае невозможности ликвидации аварийности и при условии восстановления их внешнего облика». Какие там шестиэтажные здания с подземными парковками, господа чиновники? Ссылки на то, что планы составлялись до принятия закона, несостоятельны — бани Парланда как тогда, так и сейчас находятся на территории охранной зоны. Вопрос о том, является ли историческим здание 1780 года постройки для города, основанного в 1703 году, также не актуален. Что же касается аварийности — попытки привести здание в подобное состояние имели место. В прошлом году во флигеле над аркой со стороны Днепровского переулка был сделан продольный пролом. Само по себе это не является доказательством полной аварийности — все можно отремонтировать, но тенденция налицо. Но даже и в случае аварийности — смотрим Закон: «при условии восстановления их внешнего облика». Ситуация с банями Парланда — лакмусовая бумажка. Возобладает ли на сей раз Закон? Вообще-то, если честно, надоело задавать риторические вопросы. Только город вот, увы, разрушается. И время совсем не ждет.  

Александр Гущин
Фото автора

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков