Санкт-Петербургский университет
   1   2-3   4   5   6   7 
   8  9   10  11  12  13
   14  15  16  17  18  19   
ПОИСК
На сайте
В Яndex
Напишем письмо? Главная страница
Rambler's Top100 Индекс Цитирования Яndex
№ 8 (3794), 6 мая 2009 года

Статистика жертв
ленинградской блокады

Проблема жертв ленинградской блокады волнует историков и общественность на протяжении 65 лет, минувших после освобождения Ленинграда от вражеской осады.

В настоящее время единственным официальным документом, претендующим на определение численности жертв блокады, являются «Сведения Комиссии Ленинградского Горисполкома по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников о числе погибшего в Ленинграде населения». Документ датирован 25/V 1945 г. и подготовлен для Нюрнбергского процесса. Согласно этому документу, в период блокады погибли 649 000 человек: 632 253 человека умерли от голода, 16 747 человек убиты бомбами и снарядами. Согласно титулу документа, он определяет численность тех и только тех блокадников, которые погибли непосредственно в черте города. Итоговый документ опубликован в сборнике «Ленинград в осаде» (1995). В редакторском комментарии указано, что подсчет погибших блокадников проводился по именным спискам отделов ЗАГСов, представленных УНКВД ЛО. Списки содержат следующие данные: фамилия, имя, отчество, год рождения, национальность, причина смерти. В комментарии сообщается, что сорок с лишним томов именных списков, использованных при подготовке этого документа, хранятся в ЦГА Санкт- Петербурга.

Елена Мартилла. Жилище блокадника. 1941–1942. Автолитография по зарисовкам.

Елена Мартилла. Жилище блокадника. 1941–1942. Автолитография по зарисовкам.

Таким образом, официальная статистика ограничилась вычислением жертв в одной группе населения блокадного Ленинграда, а именно в группе идентифицированных ленинградцев, погибших в черте города. Это самая многочисленная, но не единственная группа погибших ленинградцев.

В документе нет сведений по четырем другим группам населения блокадного Ленинграда. В эти группы входили:

   неопознанные (безымянные) ленинградцы, погибшие в черте города от голода или убитые в процессе воздушных агрессий,

   блокадники, умершие от дистрофии вне города, в процессе эвакуации, ленинградцы, умершие от последствий ранений, беженцы из Ленинградской области и Прибалтики, погибшие в блокированном городе от алиментарной дистрофии или убитые в процессе воздушной агрессии.

 

Из титула документа следует, что подсчет жертв в этих группах блокадников даже не входил в задачу Комиссии.

Из наименования документа Комиссии следует, что целью ее работы было «установление и расследование злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Документ был подготовлен для Нюрнбергского процесса над фашистскими преступниками и использовался на этом международном трибунале в качестве единственного документа о жертвах ленинградской блокады. В связи с этим ограничение учета погибших блокадников одной только группой населения блокадного Ленинграда неоправданно и вызывает недоумение. Но не меньшее недоумение вызывает тот факт, что на протяжении 64 лет эти явно заниженные сведения остаются единственным официальным документом по статистике жертв ленинградской блокады.

Анализ блокадной ситуации дает основания полагать, что число жертв блокады значительно превышало ту величину, которая устраивала официальную статистику.

Блокада Ленинграда была наиболее тяжелой, массовой и долговременной маргинальной ситуацией в истории людей. Особая тяжесть блокады определялась воздействием трех экстремальных факторов:
   постоянный психологический прессинг 900-дневной осады города с воздушными тревогами, бомбовыми ударами и артиллерийскими обстрелами, потерей родных и близких людей, ежедневной угрозой смерти,
   почти полный голод в течение четырех месяцев с последующим почти 2-летним частичным голоданием и 3-летним ограничением питания,
   лютый холод первой блокадной зимы.

Любой из экстремальных факторов мог оказаться смертельным. Зимой 1941–1942 годов эти факторы действовали в роковом триединстве.

Воздействие этих патогенных факторов обусловило тяжелую патологию блокадников: патологический психо-эмоциональный стресс, алиментарная дистрофия, переохлаждение организма.

Маргинальность ситуации определила массовость тяжелой патологии. По свидетельству заведующего Городским отделом здравоохранения того времени Ф.И.Машанского (1997), в 1942 году алиментарной дистрофией страдали до 90% ленинградцев. По данным историка блокадной медицины П.Ф.Гладких (1995), дистрофия выявлялась у 88,6% блокадников.

Елена Марттила. На концерт. 1942 г. Набросок. Везут виолончель и ребенка берут с собой. Если погибнуть, то вместе.

Елена Марттила. На концерт. 1942 г. Набросок. Везут виолончель и ребенка берут с собой. Если погибнуть, то вместе.

Работы клиницистов-блокадников свидетельствуют о значительном истощении организма, снижении всех физиологических функций (см. Алиментарная дистрофия.., 1947, Симоненко В.Б. и др., 2003). Состояние организма на 2–3-й стадиях истощения было «минимальной жизнью» (Черноруцкий М.В. 1947), потрясением биологических основ жизнедеятельности организма (Симоненко В.Б., Магаева С.В., 2008), что, само по себе, предопределило чрезвычайно высокую летальность. По представлениям физиологии и медицины того времени, состояние блокадников было несовместимо с жизнью.

По предположению ленинградских историков В.М. Ковальчука, Г.Л. Соболева, (1965, 1995), С.П. Князева (1965), в блокированном Ленинграде погибли от 800 тысяч до 1 миллиона человек. Эти сведения вошли в монографию «Очерки истории Ленинграда» (1967), но, в связи с секретностью блокадных архивов, не были обоснованы соответствующими документами. Наиболее полно обоснованы данные блокадного историка А.Г.Медвецкого (2000), но и эти сведения нуждаются в уточнении в связи с тем, что автором использованы результаты косвенных вычислений и сделаны допуски.

Историк-архивист Н.Ю.Черепенина (2001), заведующая отделом публикации, документов Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), констатирует, что в рассекреченных архивах не обнаружено неизвестных ранее документов с данными об общем числе погибших блокадников.

Проведенный нами сравнительный анализ комплекса архивных документов позволяет уточнить численность жертв блокады и выявить источники ее занижения официальной статистикой. В нашей работе использовались документы, опубликованные в сборниках «Ленинград в осаде» (1995) и «Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов» (2005). При отсутствии необходимых сведений в опубликованных документах мы обращались к материалам статей Н.Ю.Черепениной (2001 — а, б, в), в которых приводятся ссылки на соответствующие рассекреченные неопубликованные документы ЦГА Санкт-Петербурга.

Анализ численности жертв блокады целесообразно провести по группам погибших ленинградцев.

Блокадники, погибшие в черте города

Имеются основания считать, что число погибших от голода блокадников, относящихся к единственной учтенной группе (649 тысяч человек), занижено, что обусловлено трудностями учета населения в период массового голода и некорректной методикой медико-санитарной статистики в период массовой смертности от дистрофии: в течение 1941–43 гг. дистрофия не учитывалась органами городского здравоохранения как самостоятельная нозологическая форма заболевания. В связи с этим, в период массовой смерти от алиментарной дистрофии в справках ЗАГСов о смерти значилась иная причина (см. Симоненко В.Б., Магаева С.В., 2008).

О неполном учете жертв голода в именных списках свидетельствует также тот факт, что вплоть до 1959 года в отделы ЗАГС продолжали поступать сведения о погибших от их родственников, возвратившихся из эвакуации. По неполным сведениям количество дополнительных именных актов о смерти превысило 35,8 тысяч человек. В отчете Городского статистического управления (ГСУ) отмечается, что количество таких актов велико (ЦГА СПб, цит. по Н.Ю.Черепениной (2001-в)). Тем не менее, по прошествии 65 лет официальная статистика жертв блокады не пополнилась.

Безымянные жертвы блокады

В период массовой смертности от голода значительная часть умерших блокадников оставалась неопознанной. Регистрация умерших проводилась в системе ЗАГСов УНКВД, при обращении за справкой на погребение. В период почти полного голода у подавляющего большинства блокадников не было сил для захоронения родных и близких. Следовательно, не было и необходимости в регистрации смерти. Многие семьи и целые коммунальные квартиры вымирали полностью, и покойники оставались непогребенными в течение нескольких месяцев.

Зимой 1941–41 гг. обессиленные голодом люди погибали на улицах, в состоянии голодного обморока и переохлаждения. Документы обнаруживались далеко не у всех умерших. Неопознанными оставались трупы, вмерзшие в снег и лед, и трупы, оказавшиеся в воде в период ледохода.

Жертвы в группе
эвакуированных блокадников

Тяжелое состояние блокадников, страдающих алиментарной дистрофией, свидетельствует о высоком риске массовых смертельных исходов в процессе эвакуации в тыл.

В публикациях нет обобщенного документа с данными о числе эвакуированных блокадников. По данным Городского статистического управления (ГСУ) о механическом движении населения (термин «механическое движение населения» определяет выбывшее и прибывшее население, в отличие от «естественного движения населения», учитывающего родившихся и умерших) блокадного Ленинграда в 1941–43 гг. и сведениям Городской эвакуационной комиссии, в общей сложности, начиная с декабря 1941 г. по 1943 год включительно, из блокированного Ленинграда было эвакуировано около 840,6 тысячи человек.

В опубликованных документах нет данных о числе ленинградцев, погибших в эвакуации. По косвенным расчетам историка А.Г.Медвецкого (2000), в ходе эвакуации умерли 360 тысяч человек блокадников. Таким образом, имеются основания полагать, что в процессе эвакуации за пределами Ленинграда могли погибнуть около 42% блокадников от общего числа эвакуированных. С учетом тяжести алиментарной дистрофии перед зимней эвакуацией 1941–42 и весенней эвакуацией 1942 г., это число жертв не кажется неправдоподобным.

В опубликованных документах нет сведений о числе ленинградцев, убитых при бомбардировках транспорта с эвакуированными блокадниками. Несмотря на эмблему Красного Креста, вражеские самолеты ожесточенно бомбили санитарный транспорт. Только за время летней эвакуации 1942 года на порты Ладожского озера было сброшено 6 370 авиационных бомб.

Для уточнения численности ленинградцев, погибших в процессе эвакуации, необходимо провести дальнейший поиск прямых данных. Можно полагать, что эти сведения можно найти в архивах УНКВД, по данным регистрации прибывших на конечный пункт эвакуации. В военное время тщательно учитывались все приезжие на новое место жительства, Архивы УНКВД и по сей день успешно используются для восстановления причастности к блокаде людей, не возвратившихся в Ленинград после войны.

Жертвы в группе беженцев

В опубликованных документах нет сведений о численности погибших в блокированном Ленинграде и в процессе эвакуации беженцев из Ленинградской области, Карело-Финской, Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. По данным отчета Городской эвакуационной комиссии (1942), в период с начала войны по 15 апреля 1942 г. были эвакуированы 324 382 беженца.

Учитывая тяжесть положения беженцев, надо полагать, что число жертв в этой группе велико (Соболев Г.Л., 1995).

Жертвы воздушной агрессии

Имеются основания считать, что официальные данные Комиссии Исполкома Ленинградского городского совета об убитых (16 747 человек) и раненых непосредственно в Ленинграде (33 782 человек) занижены, ибо они не соответствуют масштабам разрушений в городе с плотной застройкой и высокой плотностью населения, при доминирующем принципе обитания в коммунальных квартирах. С начала войны и без того высокая плотность населения возросла за счет прибывших беженцев.

На Ленинград было сброшено свыше 150 000 тяжелых артиллерийских снарядов, 4 676 фугасных и 69 613 зажигательных бомб (Справка отдела разведки Штаба Ленинградской армии ПВО, 1945, Акт Городской комиссии…, 1945). В период блокады разрушено 15 миллионов квадратных метров жилой площади, на которой проживали 716 тысяч человек, разрушено 526 школ и детских садов, 21 научное учреждение, 840 заводов (Медвецкий А.Г., 2000). Эти данные могут свидетельствовать о более значительных потерях населения, чем указано в официальном документе.

В итоговом документе не приведены сведения о блокадниках, погибших от ранений и их ближайших последствий. По косвенным вычислениям А.Г.Медвецкого (2000), их численность равнялась 11 207 человек (Медвецкий А.Г., 2000), что составляет 33,1% от общего числа раненых ленинградцев.

Уточнение числа жертв

Опубликованные документы рассекреченных архивов позволяют уточнить наши представления об общем числе жертв голода и воздушной агрессии посредством вычитания суммарной численности ленинградцев, переживших всю блокаду, и эвакуированных блокадников из общего числа населения к началу блокады.

До войны в Ленинграде проживали около 3 миллионов человек (ЦСУ СПб, цит. по Н.Ю.Черепениной, 2001-а). Из общего числа жителей блокадного кольца 100 тысяч ленинградцев были мобилизованы на фронт («Блокада рассекреченная», 1995). До начала блокады были эвакуированы 448,7 тысяч ленинградцев (Отчет Городской эвакуационной комиссии, 1942). Следовательно, к началу блокады население Ленинграда насчитывало около 2 миллионов 451 тысячи человек. К последнему месяцу блокады (январь 1944 г.) в Ленинграде оставалось 557 760 человек (Черепенина Н.Ю., 2001-б). Общая численность ленинградцев, эвакуированных в период блокады, составляет около 840,6 тысячи человек. Следовательно, непосредственно в блокированном Ленинграде не умерли около 1 миллиона 398 тысяч человек. Таким образом, на долю погибших непосредственно в Ленинграде приходится около 1 миллиона 53 тысяч человек. В процессе эвакуации умерли 360 тысяч ленинградцев (см. выше). Таким образом, имеются основания считать, что, в общей сложности, жертвами блокады стали свыше 1 миллиона 413 тысяч человек, что составляет 57,6% ленинградцев на начало голода и 47 % по отношению к трехмиллионному населению довоенного Ленинграда (это число приближается к данным отчета Городского управления предприятиями коммунального обслуживания, по разделу «Похоронное дело». Учитывая значительные приписки, выявленные в этой системе, можно полагать, что такое совпадение случайно).

Уточненные сведения на 764 тысячи человек превышают данные официальной статистики (649 тысяч человек погибших). Таким образом, 764 тысячи погибших блокадников оказались не учтенными соотечественниками и российской историей.

Демографическая ситуация после войны

К последнему месяцу блокады (январь 1944 г.) численность населения Ленинграда сократилась с 3 миллионов до 557 760 человек, то есть более чем в 5 раз.

После блокады население города пополнялось реэвакуированными блокадниками. В опубликованных документах нет сведений о числе ленинградцев, возвратившихся из эвакуации. В общей сложности, с начала войны были эвакуированы 1 миллион 329 тысяч человек: 488,7 тысячи человек были эвакуированы до начала блокады (Отчет Городской эвакуационной комиссии, 1942 г.), 840,6 тысяч человек выбыли из Ленинграда в период блокады (см. выше). З60 тысяч блокадников погибли по дороге во время эвакуации и в первые недели по прибытию в конечный пункт (см. выше). Сведений о числе умерших от отдаленных последствий блокады в опубликованных документах нет. Таким образом, после блокады могли возвратиться, чисто теоретически, не более 969 тысяч ленинградцев. Надо думать, что в действительности число реэвакуированных было меньше.

Степень риска безвозвратных потерь зависела от времени эвакуации. Относительно высокие шансы выжить и возвратиться в Ленинград был только у эвакуированных до начала блокады (488,7 тысячи человек). У блокадников, страдавших тяжелой алиментарной дистрофией, эвакуированных зимой 1941–42 гг. (442 600 человек), шансы на выживание были наименьшими. Надо полагать, что среди эвакуированных ленинградцев основные жертвы понесли блокадники этой группы.

Со снижением тяжести алиментарной дистрофии к концу летней и осенней эвакуации 1942 года, увеличились шансы на выживание. В этот период, кроме нетрудоспособного населения, были эвакуированы блокадники, присутствие которых не было необходимым для военного города. По постановлению Военного Совета Ленинградского фронта от 5 июля 1942 г., были приняты меры для превращения Ленинграда в военный город с минимумом самодеятельного населения. Поэтому, кроме больных блокадников, было эвакуировано 40 тысяч трудоспособных и 72 тысячи временно нетрудоспособных рабочих и служащих (Черепенина Н.Ю., 2001-б). У блокадников этой подгруппы был сравнительно высокий шанс на сохранение жизнеспособности и возвращение в Ленинград. В общей сложности, с июля по декабрь 1942 были эвакуированы около 204 тысяч человек. В период дальнейшего улучшения состояния блокадников, в 1943 году, из Ленинграда выбыли около 97 тысяч человек (Справка ГСУ, 1944).

Таким образом, можно допустить, что шансы на возвращение могли быть менее чем у 790 тысяч эвакуированных ленинградцев.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Светлана Васильевна Магаева — доктор биол. наук, ведущий научный сотрудник ГУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН.
В 1955 году окончила Биологический факультет Ленинградского государственного университета по специальности физиология человека (диплом с отличием). В том же году поступила в аспирантуру НИИ нормальной и патологической физиологии АМН СССР (Москва), переименованного в ГУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН (Москва). Продолжает работать в том же институте. Блокадница, 1931 г.р.

Владимир Борисович Симоненко — член-корреспондент Российской Академии медицинских наук, профессор, доктор мед. наук, генерал-майор медицинской службы, начальник Центрального военного клинического госпиталя им. П.В.Мандрыка.
Окончил Военно-медицинскую академию им. С.М.Кирова. Сын блокадников.

При условии возвращения этого числа ленинградцев население города увеличилось бы с 557 760 человек, выдержавших всю блокаду, не более чем до 1 миллиона 347 тысяч человек. По данным на 1 июля 1945 года, население Ленинграда превышало 1 миллион. К этому времени естественный прирост населения составил 10 тысяч человек, механический прирост — более 371,9 тысяч человек (Черепенина Н.Ю., 2001-б). Но механический прирост населения происходил не только за счет реэвакуации, но и за счет новых граждан, прибывших из различных регионов СССР для постоянного проживания и работы по восстановлению города.

В первые послевоенные годы число коренного населения пополнялось за счет реэвакуированных и демобилизованных воинов. В общей сложности, в Красную Армию было мобилизовано за время блокады 100 тысяч ленинградцев (см. выше). Учитывая огромные воинские потери, не приходится надеяться на возвращение многих фронтовиков. На Ленинградском фронте погибли, в общей сложности, 460 тысяч человек. Безвозвратные потери Ленинградского и Волховского фронтов составили более 810 тысяч человек (см. «Битва за Ленинград», 2003).

Публикаций данных о динамике послевоенных изменений численности бывших блокадников, по-видимому, не было, вплоть до последнего десятилетия. По данным Городского центра по исчислению пенсий и пособий и Комитета Правительства Санкт-Петербурга по труду и социальной защите населения (цит. по Г.И.Багрову, 2005), общая численность жителей блокированного Ленинграда, проживающих в Санкт-Петербурге, равнялась:
318 518 человек по состоянию на 1 января 1998 года,
309 360 человек по состоянию на 1 января 1999 года,
202 778 человек по состоянию на 1 ноября 2004,
198 013 бывших блокадников оставалось к 1 июня 2005 г.

По данным Г.И. Багрова, полученным из указанных выше источников, к февралю 2006 года в Санкт-Петербурге оставалось около 191 000 бывших блокадников.

Имеются основания считать, что бывшие блокадники, за редким исключением, утратили свое здоровье и являются инвалидами, то есть жертвами блокады, независимо от официального оформления инвалидности.

Результаты нашего анализа не претендуют на полноту определения численности безвозвратных демографических потерь Ленинграда. Тем не менее они приближают к истине наши представления о размерах демографической трагедии Ленинграда. Это позволяет обосновать необходимость и реальность официального пересмотра медико-санитарной статистики — в память о жертвах ленинградской блокады, забытых соотечественниками и историей России.

Истинные масштабы демографической трагедии Ленинграда предупредят новые поколения об опасности возрождения преступной идеологии фашизма, жертвами которой стали свыше 1 миллиона 400 тысяч ленинградские блокадников

Р.S. С полным списком использованной авторами литературы можно ознакомиться на сайте журнала «СПбУ» http://www.spbumag.nw.ru или http://spbu.journal.ru  

С.В. Магаева, В.Б.Симоненко

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2009 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков