встречи


Ученый и художник


Рональд Аполлонович Нелепин

Несколько лет назад, это было, кажется, в конце июля или в начале августа, я отдыхал на нашей университетской базе в районе живописного Семиозерья. И вот однажды стал свидетелем необычного степенного шествия. Уже немолодой мужчина с серебристыми висками, в тельняшке на широкой груди, нес на плече этюдник, держа за руку маленькую девочку, которая, в свою очередь, тащила на поводке беленькую пушистую собачонку. Подумал: где-то рядом или на нашей базе поселился художник. А это, видимо, внучка художника. Мужчина прошел мимо, поздоровался, пристально посмотрел и дружелюбно улыбнулся. Мне показалось лицо знакомым. Может быть, видел его у нас в Союзе художников, но всех не припомнишь: сегодня членами Союза стали уже более двух тысяч художников. И вскоре вспомнил, не его ли однажды осенью, в парке Пушкина, видел за работой. На нем была теплая куртка, из-под которой виднелась опять-таки тельняшка. На берегу пруда он писал небольшой этюд.

С детства мною любимы городки Пушкин и Павловск. Там подолгу я гостил у друзей, снимал дачу в районе военного городка и “пяти углов”, любил бродить по неповторимым паркам пригородов, любуясь первозданной и рукотворной красотой природы и архитектурных памятников. Это любование приводило порой к вдохновению на далеко не совершенные вирши, которые я относил в местную газету “Вперед”. Иногда их публиковали, как и небольшие заметки о музыкантах и художниках, живущих в Пушкине.

И как я был поражен, когда вскоре мы сблизились с мужчиной в тельняшке. Я узнал, что этот “моряк в седле” живет постоянно в Пушкине, что он - педагог, профессор, известный ученый-математик, а по “совместительству” еще и художник-любитель, так называемый “непрофессионал”. Конечно, нам было о чем поговорить, найти общих знакомых, обсудить художественные новости, когда наш лагерь отдыхал после обеда или готовился ко сну, когда внучка бегала среди сверстниц или уже сладко спала в своей кровати.

Р.А.Нелепин. “Натюрморт с самоваром”

На базе отдыха мы встречались почти каждый год и я неизменно встречал неразлучную пару - дедушку с внучкой, идущих к озеру “на этюды” или в лес, по грибы и ягоды. Я уже знал, что моего недавнего знакового зовут Рональд Аполлонович Нелепин, что в свое время он с отличием окончил Высшее военно-морское инженерное училище - знаменитую “Дзержинку”, потому много плавал на Балтике, прежде чем был приглашен на работу в научные учреждения города; что в двадцать девять лет, в 1957 году, успешно защитил кандидатскую диссертацию по вопросам автоматического управления в технических системах, а через десять лет стал и доктором технических наук.

Не буду утомлять читателя биографическими сведениями из профессорской жизни, жизни ученого - автора более двухсот научных трудов по теории управления, прикладной математике и проблемам автоматизации, некоторые из которых опубликованы в США, Югославии, Польше, Румынии, Венгрии, Германии и других странах. Замечу еще только, что Нелепин -талантливый изобретатель, один из тех, кто с конца 1960-х годов активно участвовал в создании нового университетского факультета прикладной математики-процессов управления, а с 1982 года стал заведующим кафедрой теории систем управления этого факультета.

О профессиональной научной активности ученого можно было бы говорить долго: дело в другом. Меня поражает уникальный феномен - удивительное сочетание в духовной личности одного человека рационально-логического и где-то отвлеченно-абстрактного мышления ученого с вдохновенно-эмоциональным эстетическим чувством тонкого творца-художника. Конечно, скажут мне, этот феномен известен в истории давно, но все равно каждый раз волнуешься, когда с подобным явлением сталкиваешься воочию, в конкретике и повседневности нашей жизни. Помню, еще работая в Русском музее и в Музее Академии художеств, я вынашивал всерьез планы организации выставки художников-непрофессионалов, точнее, специалистов “широкого профиля” (ученых, философов, музыкантов, искусствоведов), для которых изобразительное искусство стало путеводной звездой жизни. На эту тему я вел предварительные разговоры с дирижером Юрием Темиркановым, профессором философии Тугариновым, историком архитектуры Бартеньевым, искусствоведами Кагановичем и Степановым. Но,увы! На воплощение этой идеи, как всегда, не хватало ни времени, ни сил.

Сегодня, вот уже несколько лет, я наблюдаю поистине творческий взлет доктора технических наук Рональда Нелепина. Он участник многих профессиональных художественных выставок в Манеже и в залах Союза художников - “Я люблю тебя, ленинградская земля!”, весенние и осенние выставки петербургских художников, выставки ветеранов Великой Отечественной войны, тематические выставки - “Люблю тебя, Петра творенье”, “50 лет снятия блокады Ленинграда”, “50 лет Великой Победы”, “Морская - 96” и многих других. Я не говорю о таких серьезных личностных отчетах, как персональные выставки в Доме ученых им.Горького, во Дворце студентов ЛГУ в Петродворце, в Пушкине.

Р.А.Нелепин. “Домик на окраине”

За этим перечислением - не только информация-хроника о реализации творческого потенциала ученого и художника, огромный труд, полный отдачи сил, но и желание утвердить свое творческое кредо, заявить о себе и быть понятым.

Перед нами предстал вполне зрелый и давно сформировавшийся мастер со своей манерой видения природы и человека, влюбленного в окружающий мир. И не случайно три года назад Нелепин стал полноправным членом Союза художников России, что говорит о полном официальном признании труда мастера. Как-то ныне принято известным и популярным художником называть того, чьи работы находятся в ряде музеев, запроданы за рубеж, находятся в частных собраниях и т.д. Все это есть и у Рональда Нелепина. Но думаю, дело в другом. Конечно, кому не приятно, когда его покупают, когда выходят каталоги, появляются отклики в прессе. Но в нашем случае важно то, что художника заметили, признали и приняли в “свой цех”. Хотя он как будто бы и “чужой” - доктор-технарь, заслуженный деятель науки и техники России, академик Петровской Академии наук и искусств, член-корреспондент Академии транспорта России.

Мне вдвойне радостно за труженика Рональда Нелепина, чья жизнь раскручивается, как говорят, “на полную катушку”, несмотря на многие бытовые и жизненные невзгоды и сложности, о которых сегодня не будем говорить. Рональд Аполлонович - счастливый человек, ибо его “вторая профессия” стала и сопутствующей, и во многом определяющей дорогой жизни, поисков, не столь уж частных творческих удовлетворений. Как искусствовед и критик, я сознательно избегаю подробного профессионального анализа творчества Нелепина. В краткой статье он и не нужен. Отмечу, что произведения мастера - разные по жанру (пейзаж, натюрморт, портрет, рисунок), разные по уровню мастерства, убедительности образного выражения, что естественно для каждого ищущего художника. Но в каждой работе, а их накопилось за десятилетия десятки и сотни наименований, - заложен огромный труд, поиски гармонии света и цвета, рисунка и композиции.

Года четыре назад художник подарил мне свой замечательный пейзажный мотив “Семиозерье. Озеро Придорожное”. Точнее, он разрешил мне самому выбрать то, что понравится. Думаю, я сделал правильный выбор. В этом пейзаже Нелепин весь - со своим художественным чутьем, личностной манерой письма, сложившейся за годы творческого тренажа, изучения художественного наследия по выставкам, по музейным собраниям, по книгам и альбомам. Посмотрите внимательно на те две работы, которые приложены в качестве иллюстраций к моим заметкам, и вы убедитесь, что перед вами тонкий и проникновенный пейзажист, вдумчивый художник-реалист. Мне хотелось бы от всего сердца пожелать Рональду Аполлоновичу долгих лет жизни, труда педагога и ученого, Художника с большой буквы. Оба жизненных пути - исследователя и творца - идут рядом, порой пересекаются, но всегда сопутствуют ему в жизни. Вспомнилось название давнего кинофильма - “Моряк сошел на берег”. Нелепин встал на землю, твердо стоит на земле и уверенно шагает по ней в поисках новых художественных открытий.

Олег НЕМИРО, доктор философских наук,
профессор, член Союза художников России